Наша "шпора" к Аппенинскому сапогу (часть 1)
Разделы

Все статьи сайта





Ситроен с4, митсубиси лансер ремонт акпп цена.
Великие клубы и великие имена – история кальчо грандиозна и полна побед. Приятно, что к некоторым из них причастны наши земляки.
Наша 07 ЯНВАРЯ 2013, 12:30
История вторжения
 
Колыбель восточноевропейского легионерства
 
Наверно, начать следует с того, что итальянская футбольная лига издревле манила к себе нашего брата. Первый легионер Российской империи, легендарный защитник Михаил Ромм, еще в 1913 году примерил футболку клуба-предшественника Фиорентины – Фиренце. Непосредственно уроженцы Украины оказались на Аппенинах уже после второй мировой. Так, первым, судя по всему, оказался в итальянском футболе закарпатец Михаил (Михай) Урам, следом за ним – буковинец Норберт Хефлинг. Оба поиграли там несколько ярких лет, после чего так и прижились в Западной Европе.
 
Войны и последующие годы бед и лишений привели к массовой миграции народов, и многие украинцы и уроженцы наших земель в силу тех или иных политических обстоятельств оседали в чужих странах, не имея возможности вернуться на родину. Ярким примером потомков таких эмигрантов является Пьетро Верховод – сын украинца Ивана Лукьяновича Верховода. Вот только даже вокруг имени такого известного футболиста полно неясностей, мистификаций и, попросту говоря, баек. По самой распространенной версии, отец Петра был воином Красной армии, оказавшимся в плену и решившим не возвращаться на родину во избежание незавидной участи военнопленного. По другой версии (ее, кстати, подтверждает диаспора), уроженец Белоцерковщины сражался совсем по другую сторону баррикад – в дивизии Галичина. Утверждать последнее нет никакой возможности, потому как подтверждений и фактов нет. Как бы там ни было, Иван Верховод женился в Италии и много лет прожил в северной провинции Бергамо. А его сын, в молодые годы подрабатывавший гидравликом в небольшой авторемонтной фирме, позже стал знаменитым футболистом, пожалуй, самым титулованным из этнических украинцев (у кого еще в послужном списке значится Кубок мира?).
 
Новое время – новая диаспора. Волна украинских «зарабитчан», хлынувшая в Италию в последнее двадцатилетие, привела к тому, что даже в юношеском футболе этой страны появилось множество украинцев. Самый известный из них, пожалуй, 18-летний вратарь Иван Бук – воспитанник примаверы клуба Сиена, позже пробовавший силы в Паганезе. В Парме подавал надежды Святослав Корольчук, в Казале – Александр Осьминин. Так как многие наши «зарабитчане» остались жить в Италии, в будущем можно ожидать появления их детей и в футбольных клубах страны.
 
«Мильон за Бышовца» 
 
Когда Олег Блохин как-то пересекся с итальянским профессионалом Кинальей в очередной «сборной мира», тот поверить не мог в советскую футбольную действительность: «любительство», способ и количество оплаты труда, режим – все поражало опытного лациали. В этом – все различие между Серией А как триумфом капиталистического футбола и нашим футболом, не признававшим «продажу» игроков и «скупку» талантов. Тем не менее запретный плод профессионализма манил, и время от времени контакты и вправду имели место быть. Так, воспетый Высоцким «мильон за Бышовца» и вправду имел место, просто на такое предложение флорентийцев со стороны страны Советов даже ответа не могло быть в принципе.
 
Перестройка, гласность и успехи киевского Динамо сделали реальными невероятные расклады: Ювентус чуть было не прикупил «советскую троицу» Заварова, Беланова (Протасова?) и Михайличенко (ах, какая была бы конкуренция «голландскому трио» Милана!), но Лобановский не отважился продать сразу троих лидеров. За Заварова, по свидетельству агентов Совинтерспорта, Валерий Васильевич торговался до последнего, выторговав для команды не только деньги, но и автобус, легковушки «фиат» и даже комплекты спортинвентаря.
 
Ах, Серия А!.. Лига Марадоны и Гуллита, ван Бастена и Райкарда, немцев-чемпионов и вожделенных стадионов… Как много советских футболистов лелеяли мечту состояться в этом «храме футбола», и столь немногим удалось хоть попробовать там силы…
 
Не очень изменилась ситуация и во времена Независимости. Шева стал лишь исключением из правил, подтверждением его гениальности: для украинских футболистов путевку в итальянский футбол могло дать лишь яркое выступление против здешних клубов в еврокубках (как для Ателькина).
 
Агенты влияния
 
«Трудный самый»
 
Полузащитник Михаил Урам родился на территории тогдашней Венгрии – не то в столице Будапеште, не то в закарпатском Мукачево. Играть юноша начал в Мункаче, а уже после войны – в командах, возникших после воссоединения края с советской Украиной. Поиграв в мукачевских Динамо и Большевике, 24-летний футболист отправился в ШК Братислава. А уже из чехословацкого клуба перешел в Италию. В команде Серии А Луккезе он закрепиться не сумел (всего 7 матчей в сезоне 1948/49), а посему отправился в клуб поскромнее – Специю. За него он сыграл 28 матчей в Серии Б, но в самом начале второго своего сезона эмигрировал за океан. Играл в колумбийском Атлетико Жуниор и в венгерских клубах Нью-Йорка. По некоторым данным, уже в ветеранском возрасте сыграл 9 матчей (1 гол) в середняке Серии А Ланеросси Виченца (9-е место в сезоне 1955/56), будучи играющим тренером. Всего воспитанник закарпатского футбола венгерского происхождения сыграл на Аппенинах 44 матча, отличился 1 голом.
 
«Румынскоподданый» 
 
Одногодка Урама, Норберт Хефлинг, родился в Черновцах. Его юность тоже пришлась на страшную Вторую мировую, после окончания которой молодой футболист, как и многие мастера из присоединенных западноукраинских территорий, оказался в Киеве. По некоторым данным, нападающий был на смотринах в Динамо, а еще до войны он вроде как играл за юношескую сборную города. Как бы там ни было, этнический немец (по другим данным – еврей) Хефлинг ненадолго задержался в большевицкой Украине, после двух лет в черновицком Динамо оказавшись в бухарестском Чокануле. Параллельно с успешными выступлениями в румынском клубе, Норберт вызывался и в сборную этой страны. А 1 февраля 1949 года, после ярких выступлений в венгерском МТК, он был представлен как новый форвард Лацио. Римская команда в ту пору оказалась на дне турнирной таблицы, но в итоге финишировала на спокойном 13-м месте. Норберто забил за первых полгода лишь 1 мяч, но первый гол, забитый 13 марта 1949 года в ворота Торино, сделал его первым уроженцем Украины, забивавшим на самом высоком итальянском уровне. Вместе с парагвайцем Арсе немецкий румын украинского происхождения создал отличный тандем в атаке, и Лацио при них дважды финишировал сразу под призерами. Правда, вскоре оба игрока были проданы, и Хефлинг оказался в команде Про Патрия. В Бусто-Арсицио опытный форвард проведет еще три сезона, опустится с командой в Серию Б и триумфально вернется назад, а завершит карьеру в 32 года в Ланеросси (Виченца). Всего за восемь лет в Италии Норберто забьет 58 мячей в 200 матчах. Затем станет успешным тренером в Бенилюксе, под конец этой своей карьеры поработает в клубе молодости – Про Патрии. Умер Хефлинг в 2005 году, месяц не дожив до 81-летия.
 
Великий
 
Football.ua детально останавливался на биографии «Дедушки итальянского футбола» Пьетро Верховода. Пожалуй, есть смысл просто перечислить все достижения великого защитника: чемпион мира 1982, обладатель «бронзы» 1990 года, участник Олимпиады-84 со сборной Италии (в финальном турнире сидел в запасе); обладатель Кубка чемпионов с Ювентусом в 1996 году (в 37 лет!), Кубка кубков-90 с Сампдорией; чемпион Италии 1983 года с Ромой и 1991-го – с Сампдорией; обладатель четырех Кубков и двух Суперкубков Италии.
 
Первый советский
 
На волне смены поколений в Ювентусе первый легионер из СССР ощутил на своих плечах бремя большой ответственности: наследником Платини его назначили не только «тифози», но и суровый наставник Дино Дзофф, хотевший от дебютанта феерии в атаке, кучи голов и ассистов. И хотя по цифрам (77 матчей, 13 голов) все и выглядит не очень удручающе, на деле «посол советской культуры» не оправдал всех ожиданий. Дзофф быстроперегруппировал его, поставив на левый фланг атаки, затем и вовсе готов был расстаться с легионером, чтобы приобрести нового звездного чужестранца. Юве выиграл Кубок УЕФА 1990 года, но Заваров в финальных матчах не играл. Причины несколько скомканных выступлений великого, без преувеличений, футболиста – как в ментальности, так и в окружении. С одной стороны – Юве тяжело переживал расставание с Платини, Бонеком и другими своими лидерами прошлых лет, туринцам предстояло строить новый коллектив. С другой – каждую мелкую неудачу звездного Заварова, переходившего в Италию за 5 млн долларов, пресса и болельщики склонны были рассматривать сквозь увеличительное стекло. Да и сам Александр, не знающий языка и местных неписаных правил, своим советским отношением к публичности и «пиару» внес свою лепту в сложившийся образ. К тому же для такого клуба, как Ювентус, бронзовые медали и Кубок УЕФА априори не могли сделать тот период удачным. С расстояния лет выглядит не совсем понятным решение Заварова откликнуться на приглашение пусть и самого Платини, но в скромный французский Нанси. Говорят, в ту пору у Александра было сразу несколько предложений от других итальянских клубов – от Фиорентины до Пармы Невио Скалы, в ту пору только набирающей ход. В итоге Заваров несколько рано сошел с авансцены. Как и многие игроки его поколения, где-то не доиграл, где-то не получилось…
 
Окончание следует








История футбола Украины - статьи и факты